Развивать способности детей с помощью каратэ


В начальной школе я учился каратэ у одного сэнсэя школы Сито-рю, а, перейдя в среднюю школу, начал заниматься каратэ Кёкусин после того, как в одном из журналов увидел фотографию сихана Рояма, наносящего удар микадзуки-гэри на V чемпионате Японии, которая вызвала у меня искреннее восхищение мастерством кантё.

В то время в префектуре Фукусима еще не было отделения Кёкусинкай, но зато существовало несколько больших групп приверженцев этого стиля. Всего в них было, наверное, больше ста человек. Потом мы получили разрешение на открытие официального отделения, и к нам для проведения занятий стал ездить сихан Рояма – первый наставник отделения Кёкусинкай в префектуре Фукусима.

На первой тренировке, которую проводил сихан, перед всем строем встал один крупный выбритый наголо старшеклассник – единственный у нас обладатель коричневого пояса. Со стороны такой его поступок, наверное, выглядел натуральным нахальством. Поэтому в тот же момент, как он принял стойку сантин-дати, сихан тут же нанес ему сильный улар ногой в пах с криком: «У кого ты научился такой стойке?!» Присев на корточки от резкой боли, я – а именно я и был этим самонадеянным юнцом – прокричал что было сил: «Ос!»

В общем, мне здорово тогда доставалось. Мы много упражнялись в ката Сантин, и сихан каждый раз охаживал нас синаем. Синяки и шишки при такой тренировке были обычным делом, случалось, что от сильных ударов лопалась кожа, и начинала сочиться кровь. Сихан заставлял нас по несколько минут стоять на кулаках, на протяжении которых постоянно наносил удары ногами по животу. А если кто-то не выдерживал и падал, то получал хорошую порцию ударов синаем…

Неподалеку от нашего додзё в Корияма располагалась часть сил самообороны и находился институт, благодаря этому в зале собирались крепкие энергичные молодые ребята. Так что условия для занятий были просто замечательные – я получал настоящее удовольствие от того, что мог лупить изо всех сил ребят старше себя (Простите меня, старшие товарищи!). В общем, я был очень наглым и самодовольным типом, но сихан Рояма быстро осадил мою спесь. И я чрезвычайно благодарен ему за это!

Окончив повышенную среднюю школу, при поддержке сихана Рояма я отправился в столицу и сразу поступил к нему в ученики. В тот день я услышал от кантё заветные слова «Отныне ты мой ути-дэси». Начался новый период моей жизни, целиком посвященный каратэ. В то время у кантё еще не было общежития для учеников, и по утрам я отправлялся к нему домой, где мы вместе тренировались до полудня. По вечерам мы упражнялись в парке Аоки, а ближе к ночи – в Доме молодежи, где проходила общая тренировка. Так проходили наши дни. Питался я в это время почти исключительно за счет сихана.

Прошло два года, и сихан велел мне: « Поступай в университет! ». И вот я поступил в университет Тоё. Я был постоянно занят тренировками и не мог появляться в университете чаще одного раза в неделю, но по окончании сдал экзамены на право преподавания в школе в столичном округе и в префектуре Фукусима, после экзаменов вернулся в Фукусиму, поступил на работу учителем в школу, где и тружусь по сей день.

В период моих спортивных выступлений у меня было очень много травм, и мне очень неловко перед наставником за то, что я не реализовался как спортсмен. На одном из чемпионатов Японии во время боя в первом круге я нанес лоу-кик, и у меня разорвалась четырехглавая мышца бедра. Разрыв был такой, что при прикосновении к ноге в нее можно было целиком погрузить пальцы, я практически не мог ходить и во втором круге не добился никакого успеха и проиграл. А ночью, когда я отдыхал в общежитии ути-дэси, к нам вдруг с криком: «Окадзаки здесь?!» - влетел сихан Рояма, его лицо пылало гневом. Я вскочил на ноги, моментально забыв о боли в ноге, метнулся вниз по лестнице и встал по стойке смирно перед учителем: «Ос!» «Как нога?» «Все в порядке!..» Я был уверен, что он сейчас же меня убьет.

Врач прописал мне месяц покоя, но я, конечно, и не думал слушаться. Уже на следующий день на тренировке у наставника я выполнял бесчисленные выпрыгивания из низкого седа и получал удары синаем по ногам. Я и помыслить не мог о том, чтобы пропустить тренировку. А сэнсэй, посмеиваясь, говорил мне: «Раз делаешь, значит, можешь, разве не так?»

Мне кажется, наставник требовал от нас не столько того, чтобы мы побеждали благодаря эффективной и рациональной манере боя, сколько того, чтобы мы в своей закалке доходили до предела и при любых обстоятельствах демонстрировали дух преодоления своих пределов.

Так, во время турнира, проходившего годом ранее, в схватке я сломал ногу и в результате практически не мог даже просто стоять, но в продлении сумел вырвать победу, заработав иппон ударом кулаком в корпус. Тогда я удостоился редкой похвалы от наставника, который после соревнований повел меня, ковылявшего, опираясь на костыли, в шашлычную в токийском районе Уэно.

Даже сегодня я испытываю страх перед наставником. Но в одной книге я прочел: «Как ни становился я старше, а, встретившись с этим человеком, всегда невольно становился по стойке смирно и замирал. Нет большего счастья, что на свете есть такие люди». Для меня наставник Рояма – именно такой человек.
Последователь каратэ должен выковать из себя японский меч

Многие годы я получал наставления наставников искусства иай, окинавского кобудо и каратэдо Сито-рю, много времени посвятил тренировкам и изучению искусства боя оружием.

Когда-то и в Ояма додзё проходили тренировки по технике боя палкой и другими видами оружия. Но с ростом популярности турниров, тренировка постепенно свелась к подготовке к соревнованиям. Однако мне хотелось бы ввести в нашу программу технику работы с различным оружием и традиционное японское фехтование мечом, чтобы мы смогли приблизиться к исконному облику каратэ.

В ката старых школ предусмотрены различные приемы боя с вооруженным противником. И широко известный, столь часто повторяемый лозунг каратэ «Итигэки хиссацу» - «Одним ударом наповал» - появился на свет, потому что в каратэ предполагалась возможность того, что противник будет вооружен мечом. Если хотя бы один удар меча будет пропущен, это будет конец, у каратиста в бою с фехтовальщиком есть только один шанс. И сегодня, когда мы рассуждаем о реальном бое, мы тоже должны исходить из того, что наши противники не будут драться с нами голыми руками, что они будут вооружены, по меньшей мере, железными трубами.

Кроме того, в процессе овладения приемами использования оружия, человек начинает понимать принципы использования собственного тела. Настоящий последователь каратэ должен научиться пользоваться японским мечом. Позанимавшись искусством иай, каратист поймет, каким образом его тело не может работать. Неслучайно, среди обладателей высоких данов в искусстве иай многие имеют опыт занятий каратэ.

В Фукусима все спортсмены, демонстрирующие высокий уровень овладения ката, обязательно тренируются в бодзюцу. В настоящее время моя концепция преподавания ката заключается в том, что для участия в соревнованиях спортсмены должны отрабатывать ката Кёкусин, но преподаватели, кроме того, должны изучать также и ката старых школ каратэ. Я считаю, что в подготовке каратиста особенно важна такая стойка, как киба-дати, и многим следовало бы больше внимания уделить ее изучению.

Предоставим детям возможность получить личный опыт!
Как я уже сказал выше, я работаю учителем в средней школе и параллельно руковожу школьным клубом каратэ.

Раньше в каратэ очень часто приходили дети, до крайности любившие подраться. В последние же годы в клубы каратэ чаще приходят физически слабые дети, которые ни на что не способны. Дети, которые постоянно сталкиваются с издевательствами, которые не способны высказать свое мнение. И, коль скоро в учебных заведениях такие дети лишены настоящей поддержки, мне очень хотелось бы помогать им с помощью занятий каратэ.
Только из-за того, что сегодняшним детям не хватает жизненного опыта, неправильно думать, что они дурны по самой своей природе. Вся проблема в том, что у них мало опыта: они никогда не ходили босиком, не ловили рыбу голыми руками, не лазали на деревья и не падали с веток. Причина же того, что такие дети не могут вернуться к нормальному состоянию, заключается в том, что рядом с ними нет взрослого человека, которого они бы побаивались и который мог бы суровым голосом дать им указание что-то выполнить.
В школе, где я работаю, туалет в идеальном порядке. Потому что мы заставляем школьников убирать его. После того, как мы объяснили детям, как это делается, даже те дети, которые поначалу воротили нос с видом полного отвращения, теперь усердно натирают унитазы, придвинувшись к ним чуть не вплотную.

В последнее время мы все чаще сталкиваемся с тем, что от человека требуют немедленного результата. А нам необходимо создать такое место, где наши ученики будут учиться тому, что закалка, тренировка требует много времени.

Давайте двигаться к цели! Шаг за шагом!


Ваш Окадзаки Хирото



 
© Ashihara-Vrn.Org
2008-2016


Ашихара-каратэ в Воронеже.







Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет





При использовании материалов ссылка на сайт обязательна!